Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

..."Торжественно клянусь, что съем только одну плиточку...!"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:51 

Я так хочу,чтобы это лето...закончилось.

мозгошмыг
На недавний вопрос своего знакомого, как я отдыхаю этим летом, я расписала ему в красках свои дни:
«Мой отдых напоминает залежку кольчатой нерпы:)
в основном, лежу, сплю. Очень редко, когда меня можно увидеть на моей прекрасной, изобилующей плодами огурцов и кабачков даче. По тёмным и безветренным вечерам гуляю со своими друзьями.
Неделю назад меня настигло огромное желание покататься на роликах. Покаталась...хожу с мозолями на ногах.
Мой желудок всё больше и больше наполняется разной едой. Наверное, он уже забыл, что такое общажные мокороны с майонезом. Ничего, вспомнит. Иногда думаешь, как можно так издеваться над собой? Поверьте, делить маленькую конфетку на двоих с соседкой по комнате — это ещё цветочки.

Сейчас, в основном моя голова забита воспоминаниями о Валааме,поэтому самым большим хобби для меня стало уныние, грусть и тоска.
Но утешает мысль о том, что скоро закончится моё страдальческое лето и я окажусь в Питере в своей любимой библиотеке с книгами.
Правда позитивно?

И даже не хочется спеть: "Я таааак хочууу, чтобы это лето не кончааалось..."

14:06 

мозгошмыг
я всё ж обгорела...

00:40 

мозгошмыг


00:37 

мозгошмыг


00:36 

мозгошмыг


00:34 

мозгошмыг
надоело.хочу позитива.лето уже всё-таки.и вообще,сколько мне лет?

00:29 

Все умрут, а я грейпфрут.

мозгошмыг
готовилась.долго.бессонные ночи.коллоквиум по ССС.Грамматическая избыточность (тавтология).правила преодоления.
- Тема не раскрыта, садитесь.

Слёзы.тяжёлые слёзы капали на Зарубежке прямо мне в ладошки.Обида.Я не понимаю, что такое грамматическая избыточность.

-Я не нашла ни одного источника,где бы про это было написано.
- А я знаю, что ничего нет. Проведите свою работу, исследование.Найдите.

-Дапошёлты:depress2:

00:27 

мозгошмыг
блин, иногда так всё выбешивает!!!!

00:25 

Special for you,Ann.

мозгошмыг
Аня,специально для тебя.давно хочу,чтобы та прочитала и высказала своё мнение.

Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ


МАЛЬЧИК У ХРИСТА НА ЕЛКЕ


I

МАЛЬЧИК С РУЧКОЙ
Дети странный народ, они снятся и мерещатся. Перед елкой и в самую елку перед рождеством я все встречал на улице, на известном углу, одного мальчишку, никак не более как лет семи. В страшный мороз он был одет почти по-летнему, но шея у него была обвязана каким-то старьем, -- значит его все же кто-то снаряжал, посылая. Он ходил "с ручкой"; это технический термин, значит -- просить милостыню. Термин выдумали сами эти мальчики. Таких, как он, множество, они вертятся на вашей дороге и завывают что-то заученное; но этот не завывал и говорил как-то невинно и непривычно и доверчиво смотрел мне в глаза, -- стало быть, лишь начинал профессию. На расспросы мои он сообщил, что у него сестра, сидит без работы, больная; может, и правда, но только я узнал потом, что этих мальчишек тьма-тьмущая: их высылают "с ручкой" хотя бы в самый страшный мороз, и если ничего не наберут, то наверно их ждут побои. Набрав копеек, мальчик возвращается с красными, окоченевшими руками в какой-нибудь подвал, где пьянствует какая-нибудь шайка халатников, из тех самых, которые, "забастовав на фабрике под воскресенье в субботу, возвращаются вновь на работу не ранее как в среду вечером". Там, в подвалах, пьянствуют с ними их голодные и битые жены, тут же пищат голодные грудные их дети. Водка, и грязь, и разврат, а главное, водка. С набранными копейками мальчишку тотчас же посылают в кабак, и он приносит еще вина. В забаву и ему иногда нальют в рот косушку и хохочут, когда он, с пресекшимся дыханием, упадет чуть не без памяти на пол,
...и в рот мне водку скверную
Безжалостно вливал...
Когда он подрастет, его поскорее сбывают куда-нибудь на фабрику, но все, что он заработает, он опять обязан приносить к халатникам, а те опять пропивают. Но уж и до фабрики эти дети становятся совершенными преступниками. Они бродяжат по городу и знают такие места в разных подвалах, в которые можно пролезть и где можно переночевать незаметно. Один из них ночевал несколько ночей сряду у одного дворника в какой-то корзине, и тот его так и не замечал. Само собою, становятся воришками. Воровство обращается в страсть даже у восьмилетних детей, иногда даже без всякого сознания о преступности действия. Под конец переносят все -- голод, холод, побои, -- только за одно, за свободу, и убегают от своих халатников бродяжить уже от себя. Это дикое существо не понимает иногда ничего, ни где он живет, ни какой он нации, есть ли бог, есть ли государь; даже такие передают об них вещи, что невероятно слышать, и, однакоже, всё факты.


II

МАЛЬЧИК У ХРИСТА НА ЕЛКЕ
Но я романист, и, кажется, одну "историю" сам сочинил. Почему я пишу: "кажется", ведь я сам знаю наверно, что сочинил, но мне все мерещится, что это где-то и когда-то случилось, именно это случилось как раз накануне рождества, в каком-то огромном городе и в ужасный мороз.
Мерещится мне, был в подвале мальчик, но еще очень маленький, лет шести или даже менее. Этот мальчик проснулся утром в сыром и холодном подвале. Одет он был в какой-то халатик и дрожал. Дыхание его вылетало белым паром, и он, сидя в углу на сундуке, от скуки нарочно пускал этот пар изо рта и забавлялся, смотря, как он вылетает. Но ему очень хотелось кушать. Он несколько раз с утра подходил к нарам, где на тонкой, как блин, подстилке и на каком-то узле под головой вместо подушки лежала больная мать его. Как она здесь очутилась? Должно быть, приехала с своим мальчиком из чужого города и вдруг захворала. Хозяйку углов захватили еще два дня тому в полицию; жильцы разбрелись, дело праздничное, а оставшийся один халатник уже целые сутки лежал мертво пьяный, не дождавшись и праздника. В другом углу комнаты стонала от ревматизма какая-то восьмидесятилетняя старушонка, жившая когда-то и где-то в няньках, а теперь помиравшая одиноко, охая, брюзжа и ворча на мальчика, так что он уже стал бояться подходить к ее углу близко. Напиться-то он где-то достал в сенях, но корочки нигде не нашел и раз в десятый уже подходил разбудить свою маму. Жутко стало ему, наконец, в темноте: давно уже начался вечер, а огня не зажигали. Ощупав лицо мамы, он подивился, что она совсем не двигается и стала такая же холодная, как стена. "Очень уж здесь холодно", -- подумал он, постоял немного, бессознательно забыв свою руку на плече покойницы, потом дохнул на свои пальчики, чтоб отогреть их, и вдруг, нашарив на нарах свой картузишко, потихоньку, ощупью, пошел из подвала. Он еще бы и раньше пошел, да все боялся вверху, на лестнице, большой собаки, которая выла весь день у соседских дверей. Но собаки уже не было, и он вдруг вышел на улицу.
Господи, какой город! Никогда еще он не видал ничего такого. Там, откудова он приехал, по ночам такой черный мрак, один фонарь на всю улицу. Деревянные низенькие домишки запираются ставнями; на улице, чуть смеркнется -- никого, все затворяются по домам, и только завывают целые стаи собак, сотни и тысячи их, воют и лают всю ночь. Но там было зато так тепло и ему давали кушать, а здесь -- господи, кабы покушать! И какой здесь стук и гром, какой свет и люди, лошади и кареты, и мороз, мороз! Мерзлый пар валит от загнанных лошадей, из жарко дышащих морд их; сквозь рыхлый снег звенят об камни подковы, и все так толкаются, и, господи, так хочется поесть, хоть бы кусочек какой-нибудь, и так больно стало вдруг пальчикам. Мимо прошел блюститель порядка и отвернулся, чтоб не заметить мальчика.
Вот и опять улица, -- ох какая широкая! Вот здесь так раздавят наверно; как они все кричат, бегут и едут, а свету-то, свету-то! А это что? Ух, какое большое стекло, а за стеклом комната, а в комнате дерево до потолка; это елка, а на елке сколько огней, сколько золотых бумажек и яблоков, а кругом тут же куколки, маленькие лошадки; а по комнате бегают дети, нарядные, чистенькие, смеются и играют, и едят, и пьют что-то. Вот эта девочка начала с мальчиком танцевать, какая хорошенькая девочка! Вот и музыка, сквозь стекло слышно. Глядит мальчик, дивится, уж и смеется, а у него болят уже пальчики и на ножках, а на руках стали совсем красные, уж не сгибаются и больно пошевелить. И вдруг вспомнил мальчик про то, что у него так болят пальчики, заплакал и побежал дальше, и вот опять видит он сквозь другое стекло комнату, опять там деревья, но на столах пироги, всякие -- миндальные, красные, желтые, и сидят там четыре богатые барыни, а кто придет, они тому дают пироги, а отворяется дверь поминутно, входит к ним с улицы много господ. Подкрался мальчик, отворил вдруг дверь и вошел. Ух, как на него закричали и замахали! Одна барыня подошла поскорее и сунула ему в руку копеечку, а сама отворила ему дверь на улицу. Как он испугался! А копеечка тут же выкатилась и зазвенела по ступенькам: не мог он согнуть свои красные пальчики и придержать ее. Выбежал мальчик и пошел поскорей-поскорей, а куда, сам не знает. Хочется ему опять заплакать, да уж боится, и бежит, бежит и на ручки дует. И тоска берет его, потому что стало ему вдруг так одиноко и жутко, и вдруг, господи! Да что ж это опять такое? Стоят люди толпой и дивятся: на окне за стеклом три куклы, маленькие, разодетые в красные и зеленые платьица и совсем-совсем как живые! Какой-то старичок сидит и будто бы играет на большой скрипке, два других стоят тут же и играют на маленьких скрипочках, и в такт качают головками, и друг на друга смотрят, и губы у них шевелятся, говорят, совсем говорят, -- только вот из-за стекла не слышно. И подумал сперва мальчик, что они живые, а как догадался совсем, что это куколки, -- вдруг рассмеялся. Никогда он не видал таких куколок и не знал, что такие есть! И плакать-то ему хочется, но так смешно-смешно на куколок. Вдруг ему почудилось, что сзади его кто-то схватил за халатик: большой злой мальчик стоял подле и вдруг треснул его по голове, сорвал картуз, а сам снизу поддал ему ножкой. Покатился мальчик наземь, тут закричали, обомлел он, вскочил и бежать-бежать, и вдруг забежал сам не знает куда, в подворотню, на чужой двор, -- и присел за дровами: "Тут не сыщут, да и темно".
Присел он и скорчился, а сам отдышаться не может от страху и вдруг, совсем вдруг, стало так ему хорошо: ручки и ножки вдруг перестали болеть и стало так тепло, так тепло, как на печке; вот он весь вздрогнул: ах, да ведь он было заснул! Как хорошо тут заснуть: "Посижу здесь и пойду опять посмотреть на куколок, -- подумал мальчик и усмехнулся, вспомнив про них,-- совсем как живые!.." И вдруг ему послышалось, что над ним запела его мама песенку. "Мама, я сплю, ах, как тут спать хорошо!"
-- Пойдем ко мне на елку, мальчик, -- прошептал над ним вдруг тихий голос.
Он подумал было, что это все его мама, но нет, не она; кто же это его позвал, он не видит, но кто-то нагнулся над ним и обнял его в темноте, а он протянул ему руку и... и вдруг, -- о, какой свет! О, какая елка! Да и не елка это, он и не видал еще таких деревьев! Где это он теперь: все блестит, все сияет и кругом всё куколки, -- но нет, это всё мальчики и девочки, только такие светлые, все они кружатся около него, летают, все они целуют его, берут его, несут с собою, да и сам он летит, и видит он: смотрит его мама и смеется на него радостно.
-- Мама! Мама! Ах, как хорошо тут, мама! -- кричит ей мальчик, и опять целуется с детьми, и хочется ему рассказать им поскорее про тех куколок за стеклом. -- Кто вы, мальчики? Кто вы, девочки? -- спрашивает он, смеясь и любя их.
-- Это "Христова елка", -- отвечают они ему. -- У Христа всегда в этот день елка для маленьких деточек, у которых там нет своей елки... -- И узнал он, что мальчики эти и девочки все были всё такие же, как он, дети, но одни замерзли еще в своих корзинах, в которых их подкинули на лестницы к дверям петербургских чиновников, другие задохлись у чухонок, от воспитательного дома на прокормлении, третьи умерли у иссохшей груди своих матерей, во время самарского голода, четвертые задохлись в вагонах третьего класса от смраду, и все-то они теперь здесь, все они теперь как ангелы, все у Христа, и он сам посреди их, и простирает к ним руки, и благословляет их и их грешных матерей... А матери этих детей все стоят тут же, в сторонке, и плачут; каждая узнает своего мальчика или девочку, а они подлетают к ним и целуют их, утирают им слезы своими ручками и упрашивают их не плакать, потому что им здесь так хорошо...
А внизу наутро дворники нашли маленький трупик забежавшего и замерзшего за дровами мальчика; разыскали и его маму... Та умерла еще прежде его; оба свиделись у господа бога в небе.
И зачем же я сочинил такую историю, так не идущую в обыкновенный разумный дневник, да еще писателя? А еще обещал рассказы преимущественно о событиях действительных! Но вот в том-то и дело, мне все кажется и мерещится, что все это могло случиться действительно, -- то есть то, что происходило в подвале и за дровами, а там об елке у Христа -- уж и не знаю, как вам сказать, могло ли оно случиться, или нет? На то я и романист, чтоб выдумывать.

00:17 

Зонтик.

мозгошмыг
...Немного помолчав, она сказала: «Но нам же негде жить, у нас нет дома».
Он рассмеялся и сказал, что у него есть зонтик, совсем новый, который сам раскрывается, если нажать на кнопку. И зонтик - это прекрасный дом, очень уютный для двоих. Правда, у него нет стен, но зато стоит протянуть руку, и вы узнаете, какое на улице время года, например, прошла весна или все еще идет.
С таким домом, как зонтик, удобно путешествовать, приятно слушать дождь и еще...
Но она не спросила: «что еще...» и ушла к другому, у которого была однокомнатная квартира со всеми удобствами, но, наверное, все-таки не было такого зонтика, а если и был, то, согласитесь, зачем человеку два дома, это же смешно...
Теперь, спустя много лет, она наконец поняла, какой это был чудесный зонтик, маленький парашют, держась за который вдвоем, можно улететь далеко-далеко, особенно в дождливые дни...
И она тоскует в своей уже трехкомнатной квартире, потому что, чем больше квартира, тем дальше друг от друга те, кто в ней живут, и когда идет дождь, она готова броситься вниз, чтобы разыскать свой зонтик, но разве с пятнадцатого этажа узнаешь, какой зонтик твой?
А если и узнаешь, то ведь неизвестно - исправно ли сегодня работает лифт.

Леонид Енгибаров

16:36 

мозгошмыг


16:32 

мозгошмыг


16:31 

мозгошмыг


16:29 

мозгошмыг


16:28 

Гламурная овца...

мозгошмыг


00:44 

Где учёба?

мозгошмыг
Совсем Алиса распоясалась.Ужас какой-то.Я ничего не делаю.совершенно.гуляю,сижу в кафе,хожу на мероприятия,по магазинам,а не в библиотеку,как раньше.
что со мной?Пагубное воздействие Дари?хнык
хочу учииитьсяя!!!:depress2::bricks::weep2:

20:10 

Филологические девушки.

мозгошмыг
Они разберут мужчину, как текст,
они знают всё о поколеньи NEXT.
Они аутентично прищурят веко,
размазав муху кирпичом Умберто Эко.
В минуты подъёма на кончике носа
у них танцует самбу Варгас Льоса.
Они поразят вас словесной массой,
они расскажут вам всё о трассе.
Высокие материи, высокие ноты,
пускай на столе - не лосось, а шпроты,
пускай в карманах - ветер, на дворе - трава,
но всё, что им нужно - это только слова

...у-у... филологические девушки...

Тургеневская женщина, потомственная мать,
что любит театральность и поздно вставать.
На третьем месте - любовь к животным,
на втором - просто любовь, на первом - Лотман.
Тончайшие из тонких, звезднейшие из звёзд,
что любят и страдают, и дышат в полный рост.
А если вы им скажете, что, мол, Кавабата
вообще хороший парень, но пишет херовато,
то может случиться - филологическая girl
обнажит предмет, что чрезвычайно остёр.
И доказав, что уничтожить вас не так уж сложно,
она спрячет свой язык обратно в ножны.

...у-у... филологические девушки...

Фил-а-логические, космические, антиномические,
дорические, ионические, коринфические,
ирреальные, концептуальные, аморальные,
десятибалльные, нахальные, эпоха-тотальные,
с правом налево, с миру по строчке,
тучки небесные, матери-дочки.
А вообще они пушисты и очень милы,
особенно когда на них джинсовые штаны,
особенно когда они в согласьи с Джа,
и если под хвост не попала вожжа...
Они улетают без веских причин -
пошли им бог ветроустойчивых мужчин.
Они знакомы с чувствами не только из книг.
Глубоко в сердцевине они - как родник,
дающий напиться далеко не всем.
Они - причины депрессий и поэм.
И когда погаснут все до одного огни,
я буду думать об одной из них
...у-у... филологические девушки...

Денис Голиков

19:49 

мозгошмыг
Как ни странно, английский в среду прошёл нормально. Единственный раз за 2, 5 месяца. Правда, она как обычно опоздала на пол пары. Не знаю, делали ей выговор в деканате или нет, но было удивительно сидеть и заниматься английским в среду первой парой.
Правда, после занятия посыпались фразочки типа:
- Ммм, она такая хороооошая…
- По- моему, мы зря накатали ни неё заяву…
- Мне теперь её так жааалкоооо!!!!

-Блин, друзья, поймите, такие занятия у нас будут раз в 2 месяца, в результате мы выйдем с универа, не зная английского языка, - начала я.
- И не такая она уж суперская, - продолжила Даша, - короче, если хотите, идите в деканат, и забирайте заявление.
- Ой, ты знаешь, самые лучшие переводчики обучались самостоятельно по книгам, - ответила Саша.
- Ну, давай, вперёд! Иди, обучайся, посмотрим, как ты зачёты сдавать будешь!- возмущённо сказала я.

Все ответили молчанием.
Вот такие пироги! Посмотрим, как будут развиваться события.=)

21:41 

мозгошмыг
Ну вот. Курс не подошел даже к середине, а мы уже во всю строчим жалобы. И на кого???? На преподавателя по английскому языку. :maniac: Ах, эта Алиса…Евгеньевна. Вечно приходящая в засосах или не приходящая вовсе англичанка.
Списочек наших недовольств оказался немаленьким. Начиная с того, что препод не приходит на занятия, заканчивая тем, что она вообще бездарность и преподавать, совершенно не умеет.
Моя одногруппница сообразила и напечатала жалобу на компе со всеми положениями. Внизу даже были указаны наши фамилии, где мы всей группой благополучно расписались, а потом так же удачно завалились в деканат.
- Евгений Евгенииич, спасите нас!!!!! Мы бедные первокурсники страдаем от рук беспощадной англичанки!!!! – кричали мы толпой стоя перед заместителем декана.

Справка:
Силантьев Евгений Евгеньевич- заместитель декана филологического факультета.
Приблизительный возраст: от 50- 60 лет.
Внешность: обаятельная, привлекательная, умная…
Семейное положение: не ясно.
Отличительная особенность: единственный мужчина на факультете. :laugh:

Прочитав нашу милую бумаженцию, похихикав, Евгений Евгенич начал говорить:
- ахаха….мда…вообще не смешно. Знаете, на данный момент я могу вам помочь только тем, что Я буду проводить у вас занятия, но читать я буду русский язык. А вообще, преподавателя мы вам поменяем, только когда приедет зав. кафедрой ин. яза, а она сейчас в Китае. Так что не волнуйтесь, всё будет хорошо!

Ууффф!!! - мы все глубоко вздохнули. :dance:

- Ребят, подумайте, когда сможете ЕГЭ по литературе написать - закончил Силантев.
- Какое ещё ЕГЭ????- ошарашено спросили все мы.
- Сююююрприииз!!!!- подумал зам. декана

Уроды.Уроды.Уроды.Достали с этим ЕГЭ :perv: :apstenu:

- Ой, да вы не переживайте, отчислять- то мы будем после сессии - успокоил нас единственный мужчина на филфаке.

Ладно. Теперь нужно пережить завтрашний английский. А вдруг ей уже сказали??? ддд….Причём у нас какая - то контрольная, о которой мы узнали сегодня, а занятий не было уже недели две.
А самое изумительное то, что на Алису жаловались не только мы!!! Но и другие курсы с других групп!!! Может её уволят? Хотя, в принципе, уже всё равно. Главное, чтобы препода другого поставили.

Ждите отчёта после среды! Посмотрим, что будет.
:hi:

15:59 

мозгошмыг
Я бедный, бедный ёжик!Хочу уйти в туман и не возвращаться.

Мишка на сервере

главная